ЛипецкВт, 21 сентября 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Аналитика Читать 3 мин.

Перестали ли вы пить коньяк по утрам?

Перестали ли вы пить коньяк по утрам? #Аналитика

psy-files.ru, pravdapfo.ru, polit.ru, argumenti.ru, avatars.mds.yandex.net,

Работа российских социологических служб традиционно вызывает много вопросов.

На какие хитрости идут социологи, чтобы получить именно те результаты, которые нужны заказчику? Действительно ли россияне отвечают на вопросы так, как нам преподносят это социологи? Что такое формирующие опросы и как они связанны с пропагандой? Насколько опросы могут показать объективную картину, и стоит ли доверять опросам «Левады-центра»* или ВЦИОМа?

Объективность некоторых методов опроса и способов анализа не раз подвергалась сомнениям. И небезосновательно. Начнём с примера.

Перестали ли вы пить коньяк по утрам?

Екатерина Шульман

Екатерина Шульман, политолог, публицист, кандидат политических наук:

«У нас есть три социологические организации: ФОМ (некоммерческая организация Фонд «Общественное мнение»), ВЦИОМ и «Левада-центр»*. В каждом из этих учреждений работают профессиональные люди.

У «Левады» есть Борис Левада – их основатель, идеологический и организационный отец. В центре – концепция «человека советского». Причем здесь есть расхождения в концепциях Бориса Левады и его нынешних последователей. У самого Левады советский человек – это прежде всего приспособленец. Это адаптивный человек, выживший в условиях постоянного недостатка ресурсов и государственного прессинга, он все время смотрит по сторонам. Основная его черта – адаптивность.

Советский же человек «Левада-центра»* – Homo Soveticus – это немного другое. Это поклонник сильной руки, ненавидящий всех, кто от него отличается. Это поклонник равенства в нищете. Но главное не это. Главное то, что советский человек в понимании «Левада-центра»* воспроизводит сам себя, даже когда условия советсткости исчезли, и меняет под себя окружающую среду, создавая советскую власть в разных ее проявлениях.

Нельзя не заметить, осторожно переходя в эту плоскость, что подобное – это колониальный дискурс. Так говорят белые о чёрных, так говорят гуманнейшие британские писатели об австралийских аборигенах: мол, они всегда такие, как сними ни обращайся, они всегда будут стремиться стать такими, даже в меняющихся условиях. Это расистская идеология.

В основное время работы это не то чтобы сильно мешает «Леваде»* быть источником тех данных, которыми мы пользуемся – у нас мало источников, мы пользуемся всем, что есть, чтобы получить хоть сколько-нибудь объективную картину. Но, как правило, раз в году у них наступает какая-то Вальпургиева ночь и они выкатывают очередной странный опрос – то про Сталина, то про гомосексуалистов».

Вот один из вопросов 2019 года про Сталина в формулировке «Левада-центра»*: «Как вы думаете, оправданны ли человеческие жертвы, которые понёс советский народ в сталинскую эпоху великими целями и результатами, которые были достигнуты в кратчайший срок?».

Что здесь не так? Специалисты сразу скажут, что тут очень много вменений, заложенных в вопрос скрытых мнений, которые предопределяют и формируют ответ.

«Великие цели и результаты были достигнуты в кратчайший срок» – это утверждается. Какие цели, какие результаты, в какой срок? «Как выдумаете, оправданы ли этими целями человеческие жертвы?» Здесь устанавливается прямая взаимосвязь между достижениями и жертвами. Почему? Может, цели были достигнуты вопреки этим жертвам, а не благодаря им. То есть вопрос задан так, что формирует отношение. И это не ошибка, это профессионально выполненная, заведомо некорректная формулировка «левадовских» социологов.

Дальше происходит следующее. В этих условиях 7 из 10 респондентов вообще отказываются отвечать. Оставшиеся уже встраиваются в предложенную парадигму, в которую их затащили принудительно. Дальше кто-то отвечает «да, оправданны», кто-то – «нет, не оправданны». «Левада-центр»* всё суммирует и выставляет нам напоказ нашего бессмертного «советского человека», который любит Сталина и мечтает о массовых расстрелах.Перестали ли вы пить коньяк по утрам?

А потом происходит то, что обычно происходит с опросами «Левады-центра»: они начинают говорить, мол, нечего пенять на зеркало, мы только данные собрали. А позже где-то на фейсбучных окраинах Денис Левада тихо и скромно извиняется: как-то действительно с формулировкой нам нужно было быть покорректнее.

Еще один пример из тех самых странных опросов. Несколько лет назад, вскоре после признания «Левада-центра»* иноагентом, организация выкатила результаты опроса, по которых порядка 60% россиян хотели немедленных перемен. Тот нашумевший опрос не прокомментировал только ленивый, однако профессионалы сразу увидели те же самые уловки в работе социологов «Левады»*.

Перестали ли вы пить коньяк по утрам?

Павел Данилин

Директор Центра политического анализа Павел Данилин:

«Тут все зависит от того, как спросить. Вот я подойду и спрошу у вас: вы перестали пить по утрам коньяк? После такого вопроса любой ответ сыграет мне на руку. Ровно так же и с опросами «Левады»*. Всё зависит от формулировки вопроса. Например, можно спросить: вы, в общем-то, хотите перемен в вашей жизни? И вы всегда получите ответ «Да, хотим, конечно, хотим», потому что человек всегда хочет что-то изменить в своей жизни. Вот так и получаются 59%. А если спросить, готовы ли вы ради больших перемен, например, угробить страну, люди сразу задумываются серьёзнее».

По мнению ряда политологов и социологов, «Левада»* занимается так называемыми формирующими опросами. Это уже не социология. Это – пропаганда. Поэтому к результатам подобных, попахивающих провокацией опросов стоило бы относиться с гораздо большим скепсисом, чем к обычным «скучным» социологическим исследованиям.

Например: 59% процентов хотят немедленных перемен в стране, а неделей раньше у того же центра в результатах опросах 49% населения абсолютно удовлетворены ситуацией в стране. Это означает, что либо методика опроса неправильная, либо вопросы были заданы формирующие, то есть такие, которые предопределяют ответ и помогают впоследствии использовать ответы как пропаганду.

Социологические опросы не дают точных ответов о ситуации в обществе. Социология не открывает новое, чаще всего она подтверждает или опровергает существующие догадки, гипотезы, предположения. Можно даже сказать, что по сути она вторична. Однако если опросы проведены грамотно, то они показывают тенденции. Если знать, что и как спрашивать – можно получить неожиданное подтверждение уже имеющимся гипотезам. Чем более правильный вопрос будет поставлен, тем более верный ответ будет получен. Чем более репрезентативной будет группа опрошенных лиц, тем больше вероятность получить ясную и точную картину общественных настроений.

Выбор групп для опроса – один из самых сложных для социолога моментов. От выбора респондентов во многом зависит результат проведенного исследования. И чтобы оно было максимально объективным, выбирать нужно очень тщательно и аккуратно – из разных мест проживания, из разных социальных слоев, разного возраста.

«Да, люди сейчас хотят перемен, – подтверждает Павел Данилин. – Но желание это – неявное. Мы хотим перемен, но ещё больше мы их боимся. Многие хотят перемен к лучшему. На первом месте во всех опросах традиционно повышение зарплаты, доступное жилье и кредиты под низкие проценты, качественная медицина и образование. Вопросы политики не стоят у россиян не на первом, не на втором и даже не третьем месте, они располагаются где-то во втором десятке в списке желаемых приоритетов».

Почему же у «Левада-центра»* результаты всех опросов получаются критически-оппозиционными?

Перестали ли вы пить коньяк по утрам?

Армен Гаспарян

Армен Гаспарян, политолог, публицист, писатель:

«Прежде чем цитировать какое-либо исследование, нужно ответить на ряд вопросов. Среди кого проводился этот опрос «общественного мнения»? Если среди посетителей московского ресторана, то цифра даже маленькая: эта публика должна единодушно голосовать за снос и демонтаж любой государственности. Или, может, были опрошены читатели с Украины. Если брать тот громкий опрос о «переменах». Я далёк от мнения, что у нас 60% тех, кому не нравится исключительно всё. Во многом ответ зависит от того, как именно формулируется вопрос (и составителям опросных листов это прекрасно известно).

Второе. По-моему, нет людей, которых устраивает абсолютно всё. Но из этого не следует вывод, что большинство выступает за кардинальные изменения всего политического курса.

И третье. Кто конкретно осуществил этот опрос? Не секрет, что эта контора [«Левада-центр»* — прим. редакции] выражает, мягко говоря, оппозиционные чувства, причём делает она это последовательно на протяжении многих лет. Если любой другой социологический центр проведёт опрос, то он получит совершенно другие, а может даже, противоположные цифры. В любом случае можно принять во внимание цифры «Левады»*, но брать их за основу и делать выводы совершенно нельзя.

Можно ли доверять ВЦИОМу? Он хотя бы гораздо точнее и профессиональнее дает социологические выкладки. И потом, ВЦИОМ сразу объясняет то, что составляет основу измерений: где проводился опрос, каков был круг респондентов, сколько вопросов ставилось и так далее. А тут…у «Левады» предлагается просто поверить, что 60% процентов российского населения выступают за немедленную революцию, а если у тебя есть уточняющие вопросы – пошел отсюда, не мешай».

Перестали ли вы пить коньяк по утрам?

Йоахим Гаук вручает премию Льву Гудкову

На Западе пять лет назад так обеспокоились признанием «Левада-центра»* иноагентом в России, что спустя год после этого события наградили Льва Гудкова премией имени Льва Копелева «за мир и права человека». Награждение проходило в Германии, в Кёльне. Западные «партнёры» не поскупились на самые лестные и громкие формулировки, заявив, что «Левада»* – «последний независимый социологический институт в России». А экс-президент Германии Йоахим Гаук, вручая премию, так восхищался Львом Гудковым и возглавляемым им центром, что назвал их труд исполинским. При этом воодушевившийся Гаук дал странную характеристику работе Центра, отметив, что «Левада»* «сталкивается не только с репрессиями правительства, но зачастую и с непониманием и даже неодобрением со стороны большой части российского населения». Интересно, стал бы он также восхищаться работой подобной организации в Германии, если бы большая часть немцев относилась бы к ее деятельности «с непониманием и даже неодобрением».

Что же такое «Левада-центр»*, кем он был создан и на какие деньги существует? Центр носит имя своего создателя Юрия Александровича Левады. Команда его вышла из ВЦИОМа – когда-то им заведовала Татьяна Заславская, которая позже возглавили «Интерцентр», созданный на деньги Сороса. В 2003 году пути ВЦИОМа и команды Левады разошлись, они хотели было работать под названием ВЦИОМ-А, однако эта уловка не вышла, и появился «Аналитический центр Юрия Левады»* под опекой той же Заславской и денег того же Сороса.

Ныне Центром руководит Лев Гудков, когда-то работавший под началом Юрия Левады во ВЦИОМе. Опросы общественного мнения, проводимые этой организацией, всё так же соответствуют запросам заказчика.

«Левада-центр»* прочно связан с системой международных организаций, ведущих деятельность по разбалансировке сил в нашей стране, направленную против российской государственности.

Партнёрами «Левады-центра»* являются:

— Центр Россия – ЕС (Бельгия);

— Центр изучения публичной политики (Великобритания);

— Государственное агентство США по международному развитию;

— Фонд имени Генриха Бёлля (Германия);

— Фонд Форда (США);

— Фонд Макартуров в России (США);

— Фонд Фридриха Науманна (Германия);

— институт «Открытое общество».

Зачем этим организациям спонсировать деятельность социологов в России, вопрос скорее риторический. Результаты опросов, если они опубликованы, охотно тиражируются информационными ресурсами и СМИ, формируют представление об обществе, в котором мы живём, меняют наши позиции и взгляды. И что особенно важно западным «партнёрам» – влияют на мнение избирателей.

————-

* «Аналитический центр Юрия Левады («Левада-центр») в 2016 году включен Минюстом РФ в список НКО, выполняющих функции иностранного агента

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News